• Карта сайта
  • Лучший строительный продукт года
Лучший строительный продукт года

Архитектор Александр Петров: «Конкурсное проектирование – тот путь, по которому нам надо сейчас идти»

07.05.2021 г. 

Неоднократно утверждались изменения в градостроительные проекты Минска и других городов и территорий страны. Это естественный процесс, который характерен для любого населенного пункта. Общепринято считать, что главные лица этих процессов – архитекторы и проектировщики. Как на самом деле обстоят дела, какую роль сегодня играют  эти элитные специалисты? Мы попросили рассказать о своем видении Александра Николаевича Петрова, заместителя председателя Белорусского союза архитекторов, старшего преподавателя факультета строительства и недвижимости Филиала БНТУ «Межотраслевой институт повышения квалификации и переподготовки кадров по менеджменту и развитию персонала». Общий стаж работы в области архитектурной деятельности у Александра Николаевича 47 лет, в том числе, в должностях заместителя директора РУП «Белстройцентр», главного советника аппарата Совета Министров Республики Белаурсь, главного архитектора г. Минска.

–  Александр Николаевич, весь ваш трудовой путь связан с архитектурой.  Что сегодня происходит в строительстве, и какое место в нем отведено архитектуре?

– На мой взгляд, в Беларуси сегодня –  затянувшийся процесс перехода из одной системы взаимоотношений участников строительства, назовем ее регулируемой, к другой, рыночной. В регулируемой системе взаимоотношения участников строительства жестко регулируются государственными органами управления, контроля, надзора и т.д. В рыночной системе регулирование взаимоотношений в строительстве осуществляется рыночными механизмами при минимальном вмешательстве госорганов. При этом, для защиты так называемых «общественных средств» – государственного бюджета, благотворительных фондов, кооперативов – выработаны понятные механизмы, не противоречащие рыночным отношениям.  В строительном комплексе Беларуси, на мой взгляд, наблюдается, если можно так сказать, «застывшая динамика».  Одной ногой мы шагнули в рыночные отношения, а другая прочно увязла в системе жесткого регулирования. А там, где не работает рыночный механизм, не работают передовые технологии управления строительством.  Играть приходится по разным правилам   с разными объектами.  Это – большая проблема в строительной отрасли в целом.

Что касается архитектуры, она, к сожалению, занимает сегодня не почетное место в строительстве. Исторически слово «Архитектор» переводится как «Главный строитель». На протяжении веков архитектор управлял всем процессом строительства – от задумки до реализации объекта.  В СССР архитекторы сохраняли функцию управления процессом строительства. Были главные архитекторы городов, которые координировали застройку и должны были гармонично формировать развитие окружающей среды.  Архитекторы управляли трестами.  Но со временем роль архитектора в структуре управления строительством изменялась, их роль сводилась большей частью к разработке проектной документации.

В разных республиках СНГ сегодня понимание архитектурной деятельности значительно отличается. Например, Федеральный закон РФ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации»    определяет архитектурную деятельность, как профессиональную деятельность граждан (архитекторов), имеющую целью создание архитектурного объекта и включающую в себя творческий процесс создания архитектурного проекта, координацию разработки всех разделов проектной документации для строительства или для реконструкции (далее –  документация для строительства), авторский надзор за строительством архитектурного объекта, а также деятельность юридических лиц по организации профессиональной деятельности архитекторов.


Закон Республики Беларусь «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь» трактует архитектурную деятельность как деятельность по разработке проектной документации на возведение, реконструкцию, реставрацию, капитальный ремонт, благоустройство объекта строительства, осуществлению авторского надзора за строительством.

Разница очевидна.

Получилось так, что сегодня архитекторы не могут принимать глобальных решений, потому что у них забрали эти функциональные возможности.   Главный архитектор есть только в городе Минске, в остальных городах республики архитекторы   есть только в должности в лучшем случае заместителя начальника управления. В Министерстве архитектуры и строительства одним из заместителей был архитектор, в нынешнем составе министерства архитектора в таком качестве нет.

Произошли серьезные изменения и в архитектурном «цехе», которые, на мой взгляд, вызваны изменениями в экономике в 90-е годы, когда проектные организации были на грани разорения, и много специалистов ушло. Ушли специалисты самого продуктивного среднего звена. Оставшихся молодых специалистов фактически некому было учить профессии. Выросло поколение архитекторов, которое училось само и не имеет той базовой школы, которую давала проектная организация. Здесь и берет начало расхождение во взглядах на архитектуру, проектирование, состав проекта, отношения с заказчиками.  К сожалению, многие из этих специалистов рассматривают свою работу штучно, без увязки с окружающей средой, в связи с чем в Минске стали появляться отдельные объекты, вступающие в противоречие со сложившейся застройкой и окружающей средой.

В отношении архитектурной практики также сложилась непростая ситуация. Существующая система аттестации привела к тому, что на рынке появились архитекторы невысокого профессионального уровня, что привело к снижению качества проектной документации и демпинговым ценам на торгах. Я считаю, что самый главный вопрос сегодня – утвердить профессиональный стандарт архитектурной деятельности, чтобы все участники этой деятельности понимали условия и цель этой деятельности. На основе стандарта нужно определить параметры, которыми должен владеть квалифицированный специалист-архитектор и соответственно поменять систему аттестации, положив в основу подтверждение квалификации профессиональным сообществом.

 Еще одним из способов повышения качества архитектуры является переход на конкурсное проектирование, причем в городе Минске и в областных центрах безотлагательно. В результате конкурса должны определяться не ценовые параметры объекта, а предложенные архитектурные решения, концепции. Тендер на проектные работы, где главный параметр – цена, необходимо отменить, так как эта процедура в принципе ведет к снижению уровня архитектуры. Как только мы перейдем на конкурсное проектирование, которое, кстати, широко используется в зарубежной практике, мы сразу «высветим» уровень профессионализма архитекторов. Я считаю, что конкурсное проектирование – тот путь, по которому нам сейчас надо идти, для того чтобы выправить ситуацию и дать себе хороший задел на будущее.

Есть ли у нас архитектурные решения, которые можно считать эксклюзивными, авторскими?

– Авторских решений у нас много. Центр довоенного Минска формировали четыре знаковых объекта – Дом правительства, Дом офицеров, Театр оперы и балета, Академия наук (архитектор Иосиф Ланбгард). Эти объекты были знаковыми и оказали заметное влияние на формирование послевоенного генплана Минска. 

Сегодня одним из символов стало здание Национальной библиотеки (архитекторы Виктор Крамаренко и Михаил Виноградов), это один из элементов, которые продолжают формировать облик города. Виктор Крамаренко построил также здание железнодорожного вокзала и Музей отечественной войны. Эти три знаковых объекта формируют застройку центральной части города Минска и оказывают влияние на эстетику города.

Очень интересные объекты, на мой взгляд, делает Борис Школьников.  Это, например, Бизнес-центр «Royal Plaza» – высотное стеклянное здание в начале проспекта Победителей. Объект доминантный, хорошо «держит» центр Минска.   Я знаю, что есть противники этого объекта, утверждающие, что он якобы подавил исторический центр. На мой взгляд, гораздо больше диссонирует с историческим центром так называемый «Дом Чижа».  Интересный объект Школьникова – так называемые «кораблики» по проспекту Победителей, которые находятся по диагонали от Минск-арены.  Эти четыре офисных здания изящно формируют достаточно сложную разномастную среду.

Знаковыми являются и объекты Олега Воробьева –   многофункциональный комплекс «Falcon», здание бывшей Белорусской калийной компании (с красным кристаллом) по проспекту Машерова.

Также знаковый объект – Жилой район «Новая Боровая».  Это, на мой взгляд, наиболее удачный пример застройки жилых территорий за последние годы. Территория, которая создана для гармоничного проживания людей.  Прекрасное благоустройство, четкое зонирование, где каждому найдется место: центральная площадь для общения, уголки для занятия спортом, территория для велосипедов, тематические детские сады. На фасадах предусмотрены места для кондиционеров. Более 300 видеокамер контролируют территорию (и детей), и все жители могут иметь к ним доступ через смартфон. И все поддерживается в порядке.  Это, на мой взгляд, пример идеальной архитектуры для Минска. Могу предположить, что появление жилого района «Новая Боровая» задало определенный стандарт жилой среды, на который, вольно или невольно, вынуждены будут ориентироваться все застройщики и потенциальные потребители.

–  Как и куда развивается архитектура? Что сегодня является образцом хорошего вкуса в архитектуре, а что страдает отсутствием вкуса?  

–  Все находятся в поиске. Идет внутренняя борьба за выживание.  Престижная архитектура появляется, когда появляется престижный заказчик. Как сказал Норман Фостер: «Здание всегда достойно своего заказчика». Кроме того, престижная архитектура, как правило, привязана к престижным объектам, которых, в принципе, немного.

Хорошую архитектуру нельзя сделать дешево, ее делают хорошо оплачиваемые проектировщики, ее строят хорошо оплачиваемые строители, которые используют хорошие современные строительные материалы. Сегодня заказчикам не нужен престиж. Сегодня охотнее всего строят жилье (оно ликвидно) и так называемые многофункциональные комплексы.

Проспект Независимости – пример того, как могут гармонично застроить улицу разные архитекторы, обладающие высокой культурой и профессионализмом.

Отсутствие профессиональной культуры и вкуса – это когда рядом располагаются несколько хороших объектов, которые не гармонируют между собой.   Известный архитектор Сергей Чобан построил здание сложного назначения возле цирка. Само здание очень хорошей архитектуры, но размещено не в том месте. И возникло противостояние здания и среды. То же могу отнести и к так называемому «Дому Чижа», который подавил Троицкое предместье.

Обратный пример – ТЦ «Галерея» по проспекту Победителей. На начальном этапе проектирования казалось, что подобный объект здесь не впишется. А получилось удачное здание в удачном месте.   

–  Должны ли простые люди, обыватели, разбираться в архитектуре?

– Что означает «разбираться в архитектуре»? Должны ли простые люди, обыватели знать историю, разбираться в стилях, в конструкциях? А как с этим обстоит в литературе, в музыке? Большая часть так называемых «простых людей» воспринимает любые виды искусства на уровне «нравится – не нравится». И это правильно. Другое дело – профессионалы. Я считаю, что любой специалист, участвующий в строительстве на инженерной должности, должен понимать, что он создает, и должен знать историю своей профессии – а это история архитектуры.

Архитектуру сравнивают с застывшей музыкой.   Три известных человека высказались практически одинаково. «Архитектура — онемевшая музыка» (Гете, «Изречения в прозе»), «Архитектура — застывшая музыка» (Шеллинг, «Лекции по философии искусства»), «Лицезрение собора св. Петра в Риме подобно непрерывной и закрепившейся музыке» (Французская писательница де Сталь).

Разбираться в архитектуре для непосвященных – это так же, как разбираться в музыке. Кому-то нравятся частушки, кому-то попса, а кто-то любит классику. 

–  Какие технологии, системы, конструкции, материалы будут востребованы на рынке?

–  Сегодня существует много интересных и технологичных материалов. Стекло, я думаю, используется и будет использоваться. Оно дает возможность придавать различные оттенки объекту, иногда на уровне нюансов. Достаточное интересное остекление выполнено на здании Бизнес-центра «Royal Plaza», калийной компании, ТЦ «Галерея» на проспекте Победителей. Я говорю навскидку, положительных примеров гораздо больше. На здании Национальной библиотека остекление, на мой взгляд, недоработано. Весь хайтек – это, в принципе, стекло и металл.

Технологии бетона будут продолжаться – у него большое будущее. Появились разработки по армированию бетона различными материалами, увеличивающими его пластичность и повышающими декоративные качества. С любыми материалами нужно учиться работать. Дерево - бессмертный материал. 

Стекло, металл, бетон, дерево, пластмассы применялись и будут применяться в строительстве.

Среди перспективных технологий – «умный дом» и прочие, который помогают осуществлять полный компьютерный контроль всего дома, в том числе и со смартфона.

Конструктивные системы – их огромное количество, и они постоянно развиваются. Ствольные, оболочковые, с монолитным каркасом, вантовые, подвесные – они постоянно развиваются, появляются новые направления. И этот процесс будет продолжаться.

Сегодня важна эрудированность инженерного состава: знание конструкций, материалов, технологий, которые разработаны в других странах. Чем выше культура исполнителей, тем выше качество продукции.

Сегодня наша архитектура на распутье.  Создается впечатление, что в республике нет хороших архитекторов. Приглашаются зарубежные специалисты, которые приезжают без конкурса, без профессионального отбора, для проектирования уникальных для республики объектов. В то же время есть мастерские Бориса Школьникова, Олега Воробьева, Виктора Крамаренко (и еще десяток, как минимум), которые давно уже вышли на достаточно высокий (по международным параметрам) уровень работ и вполне могли бы решать эти задачи с учетом наших традиций и местных условий.

Я думаю, что жизнь заставит нас в любом случае в достаточно короткие сроки пересмотреть отношение к нашим проектировщикам, архитекторам, к их настоящему профессионализму (в первую очередь), и сделать определенный серьезный отбор.  В противном случае наша архитектура может быть вытеснена зарубежными архитекторами. Вопрос должен решаться достаточно быстро, иначе мы можем потерпеть значительные утраты в архитектуре. И в первую очередь, необходимо обязательное конкурсное проектирование. Непрофессионалы сами «отвалятся», они не смогут конкурировать и уйдут с рынка.

Беседовала Лариса Ременьчик.

Пресс-служба Республиканского конкурса

«Лучший строительный продукт года»


Другие материалы раздела:

 

© Центр поддержки предпринимательства ООО «Деловые медиа», 2008-2021
Телефоны: +375 (17) 368-51-60/61, 379-47-92, 363-85-96, +375 (29) 182-80-10, +375 (33) 344-80-10
Факс: +375 (17) 379-47-92
Электронная почта: lspg@tut.by
Адрес: 220040, Минск, ул. Богдановича, 155, офис 615

Дизайн: Студия Дмитрия Борового