• Карта сайта
  • Лучший строительный продукт года
Лучший строительный продукт года

FAQ

Конкурс «Лучший строительный продукт года» в вопросах и ответах

Ответы на на наиболее частые вопросы, возникающие у  участников конкурса дают наши эксперты:


Председатель Экспертного совета Конкурса – заместитель директора РУП «БелНИИС» Николай Сучков                  


 
Член Экспертного совета Конкурса – заведующий сектором Научно-исследовательской и испытательной лаборатории бетонов и строительных материалов Белорусского национального технического университета Александр Дрозд


 
Научный сотрудник НИЧ БНТУ Алексей Смоляков

 
 

 

Председатель Оргкомитета конкурса Александр Патутин

 

 

– Кто может принять участие в конкурсе? 

Александр Патутин: К участию в конкурсе «Лучший строительный продукт года» приглашаются предприятия и организации, работающие в строительной отрасли Беларуси. Обязательным условием является наличие пакета всех необходимых документов, подтверждающих, что продукция может применяться на белорусском рынке: стандартов, технических условий, гигиенических свидетельств и т.д.

– Как определить, в какую номинацию подавать заявку?

Александр Патутин: Если материал или изделие подходит под несколько номинаций, следует определить, где у него более верные шансы. В некоторых номинациях конкуренция может быть очень жесткой, а в других ее практически нет. Чтобы повысить вероятность победы, имеет смысл заявлять не один продукт, а несколько, как делают постоянные участники конкурса. Если у предприятия есть сомнения или вопросы по поводу выбора номинации и формирования пакета документов – лучше заблаговременно обратиться за разъяснениями в Оргкомитет, чтобы избежать отстранения от участия в конкурсе по формальным признакам.

– Как обеспечивается прозрачность и беспристрастность оценки?

Александр Дрозд: К оценке материалов и изделий, представленных на конкурс, с каждым годом привлекается все больше специалистов, которые знают ситуацию на рынке, могут грамотно оценить тот или иной продукт.

Процедура принятия решения включает несколько этапов. После окончания приема заявок (середина июля) проводится предварительная техническая экспертиза, проверяется пакет документов, при необходимости у участника запрашивается дополнительная информация. Затем рассылаются опросные листы членам общественного совета (в него входит более 20 организаций), которые оценивают как продукцию, так и собственно предприятие: выставляют определенное количество баллов по различным позициям и сопровождают свои оценки комментариями. На финальном этапе экспертный совет конкурса выносит окончательные решения с учетом всех полученных сведений.

– Какой эффект получает предприятие в случае победы? 

Александр Патутин: Помимо вполне понятного морального удовлетворения, предприятия-победители получают право маркировать свою продукцию значком «Лучший строительный продукт года», который за время существования конкурса стал хорошо узнаваемым и является своеобразным «знаком качества» в строительной отрасли. По итогам конкурса издается «Каталог продуктов-победителей», который рассылается во все министерства и ведомства, а также в проектные организации, предприятия системы ЖКХ, УКСы. Периодически компании-победители запрашивают у Оргкомитета выписки из протоколов для участия в тендерах, из чего можно сделать вывод, что победа повышает их шансы в таких случаях.

 – Как проходит процесс оценки конкурсантов? Какими принципами руководствоваются члены жюри при выявлении победителей?

Николай Сучков: Ежегодно в рамках конкурса мы собираем очень грамотную команду технических и научных экспертов, которые анализируют конкретные виды продукции, поданные на конкурс, и высказывают свое мнение в их отношении. До финального подведения итогов была проделана большая работа, проведены экспертизы материалов и документов. По-другому невозможно, потому что вся продукция хорошая, имеет сертификаты, соответствует требованиям стандартов. А задача жюри – выбрать лучшую, тщательно и кропотливо изучив все ее составляющие.

Основной принцип заключался в том, что мы давали всестороннюю оценку. Оценивался не только продукт по протоколам испытаний, но и уровень организации производства в целом, наличие на предприятии системы менеджмента качества и производственного контроля. Принималось во внимание соответствие современным белорусским и мировым требованиям и стандартам.

Если речь шла о продукции, которая оценивалась впервые, и на которую у нас нет стандарта, мы руководствовались такой категорией, как оценка пригодности строительных материалов и изделий к применению в строительстве с выдачей технического свидетельства. В таких случаях уполномоченными организациями проводились исследования: разрабатывалась программа, проводились испытания, оценивалась система производственного контроля на предприятии-изготовителе. То есть, если отсутствовал стандарт, мы опирались на фактические показатели, по которым оценивалась продукция, а также на целый комплекс нормативных документов: общие строительные нормы и правила, технические кодексы, СНиПы, пособия, регламентирующие правила проектирования зданий и сооружений с применением тех или иных материалов. Конечно же, в расчет принимались протоколы испытаний. Все это способствовало объективности подведения итогов и принятия решений.
Нас, как членов жюри и представителей государства (а мы выполняем, в том числе, и государственные функции) интересует, чтобы здания были надежными, безопасными и долговечными. Исходя из этого и формируются показатели, которым должна соответствовать строительная продукция.

– Что изменилось по сравнению с прошлыми годами?

Николай Сучков: Время идет, компании развиваются, расширяют линейки своей продукции. В самом начале в конкурсе участвовали только строительные материалы, затем появились изделия, машины и механизмы, потом – системные решения. Рынок развивается, и уровень строительства тоже меняется, появляются новые материалы, технологии. Мы стараемся отслеживать современные тенденции, вводим новые номинации, привлекаем для консультаций специалистов из научных учреждений, из органов по сертификации. Наша главная задача заключается в том, чтобы значком «Лучший строительный продукт» маркировалась продукция, которая является лучшей не только по своим свойствам, но и с точки зрения новизны, поэтому в Конкурсе появилась номинация «Инновация года».

В качестве одного из серьезных изменений на строительном рынке Беларуси материалов я бы назвал появление системного подхода, когда применяется целый набор материалов, компонентов, изделий, позволяющих создавать законченный элемент строительной конструкции или инженерной сети, которые отвечали бы определенным требованиям. Казалось бы, на такую систему нет технических требований. Но есть общие строительные нормы и правила, которые определяют требования к зданиям и сооружениям, к их каркасам, к инженерному обеспечению. Ведь любая система слагается из нескольких составляющих: материал, технология (что и как работает) и т.д. Такая практика существует на европейском рынке: оценивается так называемый комплект поставки и выдаются документы, которые позволяют производителю маркировать всю систему знаком СЕ. Мы руководствовались таким же подходом при оценке заявленных на конкурс строительных систем.

Алексей Смоляков: Конечно же, существуют нормативные документы и технические регламенты, которыми руководствуется жюри. Но еще у нас (особенно в этом году) было привлечено множество экспертов, в том числе из тех, кто занимается вопросами сертификации. То есть, материалы и изделия, заявленные на конкурс, частично оценивали люди, которые давали им карт-бланш для выхода на белорусский рынок, поэтому они особенно серьезно относятся к вопросам пригодности тех или иных материалов к использованию в строительстве. Подключение такой плеяды экспертов – существенное отличие нынешнего конкурса, безусловно повышающее легитимность оценки представленной продукции.

 – Некоторым компаниям было отказано в приеме заявок. Почему это произошло?

Алексей Смоляков: Критерии, по которым мы не принимали заявки, очень разные. Но суть сводится к тому, что мы оценивали не только качество продукта, как таковое, но и отношение компаний к обеспечению выпуска качественной продукции. Недостаточно просто представить хороший продукт, важно, чтобы производитель или поставщик мог подтвердить качество документально. Можно сколько угодно бить себя кулаком в грудь, доказывая, что у вас самая лучшая продукция, но если предприятие не может дать нужные разъяснения, представить соответствующие документы, все заверения – это только слова.
Однако если мы отказали в приеме заявки, это еще не говорит о том, что продукция некачественная. Но к участникам конкурса предъявляются определенные требования, которым необходимо соответствовать.

Мы также обращали внимание на общий уровень компании. Вот, к примеру, одна организация заявила для участия в конкурсе окна, однако ей было отказано, поскольку компания позиционирует себя как европейский производитель, однако заводов в Европе нет, окна производятся в Китае, маркировкой СЕ не маркируются. Это – непроходной уровень. Недостаточно просто подать заявку на конкурс и представить продукцию, которая соответствует требованиям стандартов. Нужно показать уровень производства.

Предприятия отсеивались на разных этапах. Конкурсанты подавали пакет документов, который проходил предварительную оценку. Если пакет был неполным, мы вступали в переговоры с участником. Случалось, что кто-то пожимал плечами и говорил, что просто делает свою продукцию, не имея даже ТУ. Но на нет, как говорится, и суда нет. Это означает, что предприятию нужно развиваться и подавать заявку на участие в конкурсе через какое-то время.

– Какие еще проблемы возникают в процессе подведения итогов?

Алексей Смоляков: На каком-то этапе конкурс «Лучший строительный продукт года» стал конкурсом единомышленников: организаторов и участников, которые понимают друг друга и говорят на одном языке. Если компания всерьез занимается качеством своей продукции и ставит (прежде всего, перед собой) определенные задачи в этой сфере – это очевидно. Такие предприятия проводят испытания в независимых лабораториях, выходят за рамки каких-то обязательных программ, представляют самые разнообразные документы. Поэтому с ними легко работать.

Но, к сожалению, еще не все до конца понимают, что такое качество, как его контролировать и как подтвердить. С такими компаниями нам сложно найти общий язык, потому что участник готовит пакет документов на конкурс, по сути, не понимая, чего от него хотят, несмотря на то, что все требования опубликованы и есть в открытом доступе. А если предприятие не доросло до понимания категории качества своей собственной продукции и критериев оценки этого качества, то возникают сложности. И часто приходится отказывать в приеме документов.

Александр Дрозд: Возникают и проблемы с документами, поданными на рассмотрение. Там временами допускаются серьезные ляпы. Порой нам даже приходилось исправлять ошибки, допущенные органами по сертификации, потому что некоторые цифры откровенно не стыковались между собой. В таких случаях мы видим свою задачу в том, чтобы связать все воедино и потребовать подтверждения реальности того или иного значения.

 – А по каким причинам предприятия проиграли, можно назвать наиболее типичные ошибки?

Николай Сучков: Многие не смогли победить, потому что не было предъявлено ни одного документа, доказывающего, что производство организовано должным образом и соответствует установленным в Беларуси требованиям. Также участники попросту не могли подтвердить качество своей продукции.

Казалось бы, есть данные протоколов испытаний по определенным группам показателей, но когда речь заходила о процессе производства, выяснялось, что документы, которые могут доказать наличие производственного контроля, факт поставок в страны Евросоюза и т.д., отсутствуют. Остаются только декларативные заявления о том, что продукция качественная, а объективных данных нет. Это, в первую очередь, касается китайской продукции, которая может быть очень неплохой по качеству, но никаких документов или гарантий поставщик представить не может. И если на конкурс заявляется производитель, у которого есть все гарантии, подтвержденная система контроля качества, документы, отражающие организацию производства, то у другого конкурсанта шансов уже не будет.

Но нельзя говорить о том, что кто-то проиграл. Если предприятие не было признано лучшим и не стало лауреатом, это еще не означает, что оно производит плохую продукцию. Просто конкуренция была большой, и кто-то оказался сильнее.

– Почему в прошлом году мы заявили пять продуктов, и жюри рассматривало их по отдельности. А на нынешнем конкурсе несколько видов продукции, представленных нашими конкурентами, объединили в единый диплом и они, можно сказать, «сэкономили» на этом. В чем причина?

Николай Сучков: Каждый год состав заявителей различается: появляются участники, которые представляют на конкурс товары одного назначения, но с разным номенклатурным рядом. При подведении итогов мы исходим из того, что раздувать число победителей – не самая лучшая идея. Жюри всегда стремилось найти не просто хороший продукт, а действительно лучший. И если заявитель представляет несколько видов однотипной продукции, имеющей конкретное назначение, логичнее вписать ее в один диплом, особенно если на все изделия выдан один общий сертификат. Потому что выдавать награду за каждый вид продукции – неправильно.

Александр Дрозд: Конкурс с каждым годом растет, меняются внешние условия и количество участников. Поэтому, приходится что-то объединять, иначе подведение итогов превратится в перечисление видов и типоразмеров продукции и выдачу дипломов.

В каждом конкурсе есть участники и победители. Если предприятие не вошло в число лауреатов, это еще не значит, что оно проиграло. Сам факт допуска к участию означает, что его продукция качественная, что на нее имеются все необходимые документы, что соблюдены все стандарты – то есть, в своей группе предприятие является одним из лучших.

Мы не ставим целью привлечь к участию в конкурсе всех без исключения производителей и поставщиков строительных материалов и изделий. Участие – дело исключительно добровольное. При этом есть определенная минимальная планка требований, которым должна отвечать продукция. Только предприятия, преодолевшие эту планку, допускаются к участию в конкурсе и только самые-самые становятся победителями.

Алексей Смоляков: Объяснить принципы объединения или отказа от объединения продукции в один диплом не всегда просто, потому что общих правил принятия решений нет. Это, скорее, набор исключений. Мы рассматриваем каждый конкретный случай и по каждому принимаем решение. Но эти решения обязательно аргументированы и принимаются не одним человеком, а коллегиально, после долгого обсуждения и взвешивания всех «за» и «против».

 – Наше предприятие является безусловным лидером в своем сегменте рынка. Почему в конкурсе победило более слабое предприятие, производящее аналогичную продукцию, но по другому нормативному документу и заявившее ее в другой номинации?

Николай Сучков: Прогресс не стоит на месте, новые материалы, которые появляются на рынке, доступны для многих субъектов хозяйствования, которые хотят освоить их производство. В результате появляются схожие продукты, которые выпускаются разными изготовителями под разными торговыми марками. При этом принцип их действия может быть одинаковым, но это не означает, что исходный материал, который формирует этот эффект, один и тот же. Поэтому мы обращаем внимание на то, насколько изделия соответствуют основным требованиям к тому или иному классу продукции. И если все характеристики подтверждены соответствующими документами, то почему заявитель не может стать победителем?

Случается, что возникают спорные вопросы, если материал запатентован, а кто-то использовал ноу-хау и на его основе создал свою продукцию. Такие вопросы находятся вне круга нашей компетенции. Если производитель считает, что его права нарушены, ему следует обратиться в соответствующие органы для их защиты. Мы же исходим из того, что если есть два материала, одинаковых по назначению, соответствующих стандартам и имеющих все необходимые документы, любой из них может стать победителем.

То, что компания – лидер в своем сегменте, еще ничего не доказывает. Вот, к примеру, ОАО «Забудова» – это целый холдинг. Когда-то он был лучшим производителем сухих строительных смесей. Но появились другие предприятия, которые имели узкую специализацию, которые со временем догнали и перегнали «Забудову» по качеству смесей, поэтому в этой группе победителями стали уже они. В то же время, в производстве железобетонной черепицы ОАО «Забудова» остается устойчивым лидером. И не потому, что больше никто ничего подобного не выпускает, а потому, что до сих пор ничего лучше не появилось, никто не смог произвести продукцию такого класса. Ее качество обусловлено четко выстроенными технологическими цепочками, точностью подбора материалов, наличием необходимого оборудования и тщательной системы контроля. Другая продукция холдинга тоже хороша, но в производстве черепицы на современном этапе ему нет равных.

При отнесении продукции к тому или иному классу учитывается ее назначение, а не название. Например, те же сухие строительные смеси могут быть кладочными, инжекционными, гидроизоляционными, предназначенными для санации, для ремонта и т.д. Но все это – сухие строительные смеси. Или гидроизоляционные материалы: принцип действия одного – создание непроницаемой мембраны, другого – пропитка, третий работает за счет кристаллов, закрывающих поры и микротрещины в материале, четвертый модифицирует бетон в процессе созревания… Даже способ применения может различаться, хотя продукты относятся к одной группе и близки по назначению. Поэтому и возникают спорные ситуации. Но разрешаются они взвешенно, на основе проверенной информации, которая служит ключевым фактором принятия решений.

– В прошлом году мы заявили продукт на конкурс и стали победителем. А в этом году с тем же продуктом в число лауреатов не вошли. Почему?

Александр Дрозд: Исключительно потому, что в этой категории появится новый продукт, который лучше по своим качественным характеристикам.

 – В прошлом году мы победили в конкурсе, а в нынешнем решили не участвовать. Потом узнали, что победителем стал наш конкурент. Как вы могли присудить ему победу, у него ведь производство чуть ли не в сарае находится!

Александр Дрозд: Если предприятие считает себя лидером рынка, то ведь никто не мешает ему участвовать в конкурсе каждый год и подтверждать свое лидерство, не допуская к наградам конкурентов. В истории конкурса есть примеры, когда предприятие год за годом доказывает свое первенство в производстве материалов того или иного класса. А если кто-то 10 лет назад получил значок «Лучший строительный продукт», это отнюдь не означает, что продукт остается лучшим по сей день, и другого лидера появиться не может. Кто знает, вдруг за это время тот, кто когда-то был первым, в сарай переехали и у него ни одного документа, подтверждающего качество, нет!

Конкурс ежегодный, то есть, выявляются лучшие на конкретном временном промежутке, а не один-единственный победитель на все времена. И это – нормальная практика.

Что же касается производства «в сарае», то нереально, чтобы при жестких требованиях, предъявляемых к участникам, могло произойти нечто подобное. Продукция, которая дошла до финала, вне всякого сомнения, хороша. Но не вся она будет в дальнейшем признана лучшей. Это – конкурс: кто-то может сняться с соревнований, а кто-то – вырваться вперед на финише!

 - Что я получу от участия в конкурсе?

Александр Патутин: Если вы выиграете:

  • Право именоваться победителем авторитетного Республиканского конкурса, проходящего при поддержке Минстройархитектуры (в рамках торжественной церемонии вручается диплом победителя);
  • Право маркировать свою продукцию Знаком конкурса, а также использовать Знак в рекламных материалах;
  • Получить заключение о качестве вашей продукции от экспертов более чем 20 ведущих научно-исследовательских и испытательных учреждений;
  • Предоставлять на тендеры информацию о присуждении продукции вашего предприятия звания "Лучший строительный продукт года" (в виде выписки из итогового протокола жюри Конкурса);
  • Информация о присуждении вашему предприятию и продуктам наград будет размещена в более чем 30-и СМИ Беларуси и России (с суммарной аудиторией свыше 3 млн человек);
  • Подробная информация о вашем продукте-победителе будет опубликована в специальном Каталоге и разослана 1000 крупнейших потребителей строительной продукции и услуг Беларуси;
  • Вы сможете выступить с презентацией свой продукции на крупнейшей строительной выставке «Будпрагрэс» (сентябрь 2015);
  • Специалисты вашего предприятия смогут бесплатно принять участие в 3-5 семинарах и мастер-классах, которые проведут ведущие эксперты-практики.

Если вы проиграете, вы:

  • Получите диплом участника конкурса с подтверждением, что ваша продукция (услуги) соответствует стандартам и нормативам Республики Беларусь;
  • Получите заключение жюри конкурса, по каким параметрам ваша продукция требует совершенствования;
  • Сможете бесплатно принять участие в 3-5 семинарах и мастер-классах, которые проведут ведущие эксперты-практики *;
  • Бесплатно получите 1 экземпляр каталога продуктов-победителей конкурса.

Бланк Заявки и Анкету участника можно cкачать здесь:

Анкета участника конкурса

Заявка на участие в конкурсе

 По вопросам участия обращайтесь в Оргкомитет конкурса:
Тел./факс: +375 (17) 268-51-61/60, 268-47-92, +375 (29) 182-80-10.

 


Другие материалы раздела:

 
Rating All.BY

© ЧРИУП «Деловые медиа», 2008-2014
Телефоны: (017) 268-51-60, 268-51-61, (029) 182-80-10
Факс: (017) 268-47-92
Электронная почта: Lspg@tut.by
Адрес: 220040, Минск, ул. Богдановича, 155, офис 508

Дизайн: Студия Дмитрия Борового


Поддержка и программирование сайта:
k.zadvinsky